500-1810г. Гавайские вожди, жрецы и система табу

Когда Дж.Кук открыл Гавайи, и даже еще 20 лет после этого, на островах не было королей - были вождества.
И жили они по тем же законам, что и 1500 лет назад...

Рассказывает историк и путешественник М.Стингл, живший на Гавайях и исследовавший их в конце 20в.:

Камеамеа был самым выдающимся представителем господствующего класса – алии (вождей).

На нижней ступени общественной лестницы находились простые люди – макааинана.
Макааинана – люди, которые обеспечивали общество продовольствием. Они были связаны с землей, возделывали ее. К ним относились те, кто занимался рыбной ловлей, охотой, а также ремесленники. Большая часть этих работ – обработка земли, охота, рыболовство, приготовление пищи, сортировка птичьих перьев – считалась мужским делом. Женщины заботились о детях, плели циновки и корзины, изготовляли тапу.
Макааинана составляли подавляющее большинство гавайского общества. 

Еще ниже этих людей были каува. Возможно, каува становились те, кто нарушил какое-нибудь из священных табу - во всяком случае, у каува на этих райских островах была отнюдь не райская жизнь. Ведь рай остается раем лишь для избранных, а на Гавайях таковыми являются алии, вожди. 

Образ жизни гавайской знати привлекателен, интересен и для многих до сих пор остается завидным. Это картина примитивной, но своеобразной элитарности. Того, кто попытается найти в «полинезийском раю» подобие демократического равенства, ждет горькое разочарование.

Камеамеа создал на архипелаге поистине феодальное государство. Однако строгое деление на «господ» и «вассалов» существовало на Гавайях задолго до того, как великий король железной рукой объединил все острова. Так же как и повсюду в Полинезии, алии и простой народ являли собой два совершенно различных мира. Одни пользовались всеми правами, другим доставались лишь обязанности.


Как стать вождем на Гавайях


К гавайскому обществу вполне применима поговорка «Родился под счастливой звездой». Здесь действительно надо «уметь родиться». Мужчины тут всегда имели преимущества перед женщинами, а сыновья – перед дочерьми. Важнее всего было родиться первенцем.

Человеку, «сумевшему родиться» на Гавайях, лучше всего быть не только перворожденным сыном, но и потомком весьма знатного происхождения, ведь не все алии стояли на одной ступени иерархии. 
Известно, что в Европе существовала разница между бароном и графом, князем и великим князем, королем и императором. Так и гавайские алии знали одиннадцать таких подразделений. К какой из этих «ступеней» полинезийской знати принадлежал гаваец, целиком зависело от того, кем были его родители.

Наиболее высокопоставленное положение среди гавайской знати занимали, разумеется, те, чьи родители принадлежали к семье правителя или верховного вождя острова, особенно если посчастливилось иметь отцом правителя, а матерью – его кровную сестру. Тут мы встречаемся с традицией заключать брак между родным братом и сестрой, который в понятии европейца считается кровосмесительством. На Гавайях же подобная связь – идеальная для потомства. Все полинезийское общество жаждало, чтобы новый правитель родился в результате именно такого брака. 

Перед заключением такого союза, несмотря на господствующие здесь вольные нравы, помолвленных родственников отделяли друг от друга. Встретиться они могли лишь в определенный день в «свадебной» хижине, точнее, в «свадебной» палатке из тапы.

Вокруг палатки, поставленной на открытом месте, собирались зрители – и алии и простой народ. Новобрачных отправляли в шатер, где вдоль стен стояли изображения богов, а присутствующие жрецы молились за удачу любовной связи. Под этот аккомпанемент молодые старались сделать то, что от них ждало все общество, – зачать сына, который стал бы святым «на все сто процентов».
Как только любовная связь новобрачных заканчивалась, они покидали «свадебную» хижину, которую тут же разбирали. Все жители острова в течение девяти месяцев в нетерпении ожидали рождения знатного потомка.

Перворожденный сын брата и сестры «голубых» кровей был самым знатным среди одиннадцати категорий гавайских алии. Задолго до его появления на свет в честь него слагались песни. В течение всего периода беременности сестры и одновременно жены правителя танцовщицы исполняли специально предназначенные для этого хулы. Танцы должны были магическим образом способствовать развитию плода в материнском чреве.

Наконец рождался ребенок, зачатый знатными родителями. 


Долины Куканилоко (на Кауаи и на Оаху) и сегодня священны, там проходят многие церемонии - например, посвящения в ученики хула.

Если это была девочка, ее появление на свет не сопровождалось особыми торжествами. 
Если же сын, то его медленно несли в святилище, принадлежащее правителю, и лишь там верховный жрец отрезал новорожденному пуповину бамбуковым ножом. Затем ее навеки прятали в скалах. В честь знатного младенца вырезали новую скульптуру бога, и новорожденного посвящали всем четырем великим богам гавайцев, а затем еще персонально одному из них, чаще всего богу войны Ку, покровителю всех гавайских вождей. 

Ребенка забирали у матери и отдавали кормилицам, которые менялись почти каждый месяц, потому что страшная кара ждала женщину, осмелившуюся коснуться знатного младенца в период, когда она бывает «нечистой».
Спустя некоторое время ребенка приносили в трапезную для мужчин. С этого момента малыш уже не мог питаться вместе с женщинами. 

В семь лет мальчику торжественно делали обрезание. После этого половой орган молодого наследника получал собственное имя, о нем слагали песни, его превозносили в бесконечных молитвах. Гениталии его становились священными – табу.
Именно табу, распространявшимся на алии, на части их тела, одежду, жилища и предметы, которыми они пользовались, представители высшей касты отличались от двух других классов гавайского общества. В гавайской легенде рассказывается, что там, где ступает нога алии, появляется радуга. Как головы святых украшает нимб, так и над головами представителей гавайской знати горела семицветная естественная корона. Красочные накидки из перьев, судя по всему, тоже символизировали священную радугу.

Как я уже говорил, среди алии, людей, увенчанных радугой, тоже существовали различия. Еще в Микронезии, на острове Понапе, где я недавно побывал, мне пришлось познакомиться с иерархией тихоокеанской элиты.
Самым знатным был ниаупио, перворожденный сын правителя и его сестры. Вторым по знатности и святости был сын, зачатый в браке правителя и дочери его сестры – племянницы. За ними идут следующие категории алии. Каждая более низкая ступень означает определенную потерю табу и сверхъестественной силы – маны.

Чем выше степень их знатности, тем большим было табу, святость. Капу (табу) правителей и верховных вождей были очень велики. Они, например, предписывали простым людям при встрече с алии падать перед ним ниц. На носителя подобного табу простые люди не имели даже права смотреть. Они должны были падать на землю даже перед вещами, принадлежавшими знатному алии. Кто этого не делал, того тут же убивали. Подобное наказание ждало каждого, кто касался самого алии, его вещей и одежды или оказывался на участке, где стояла хижина знатного гавайца.
Многие капу касались жен алии. Им, например, строго запрещалось есть в обществе своих мужей, накладывалось табу и на многие продукты – мясо акул, черепах, свинину. Эти женщины не имели права прикасаться к бананам и очень распространенным ца островах кокосовым орехам.
Знатные мужчины обязаны были соблюдать одно-единственное табу – во время каждого новолуния две ночи проводить в особой хижине, стоявшей на территории их святилища. В это время алии не смели трогать руками пищи, поэтому их кормили слуги. В такие ночи они вынуждены были отказываться от радостей любви. Женщину, к которой в такое время прикасался знатный мужчина, немедленно убивали.

Однако в период, предшествовавший прибытию «белых богов» на берег залива Кеалакекуа, гавайцы воспринимали существующий порядок как установленный божеством свыше и навечно. Они не видели в своих алии, а тем более в самом знатном из них – своем правителе жестоких эксплуататоров, узурпаторов власти, паразитирующих на широких слоях гавайского народа. Простые люди гордились своими вождями, верили в их сверхъестественное, священное могущество и добровольно подчинялись многочисленным табу.


Но были и такие табу, которые должен был исполнять сам король  

Одно из них состояло в следующем: каждую весну жители Гавайских островов целый месяц проводили в различных увеселениях. Туземцы пели песни, плясали, устраивали потешные сражения. Король должен был сам открывать этот праздник, где бы он ни находился. 

Перед восходом солнца король надевал на себя богатый плащ и отъезжал на лодке от берега, с таким расчетом, чтобы с восходом солнца опять пристать к нему. Для сопровождения его назначался один из сильнейших и искуснейших воинов, который следовал по берегу за лодкой. Как только лодка приставала к берегу и король, выйдя из нее, сбрасывал с себя плащ, воин изо всей силы бросал в него копье. 
Король должен был поймать копье на лету и, повернув его тупым концом кверху, продолжать свой путь в главный храм богов. Это служило народу знаком к открытию праздничных забав. 
Если король не сумел поймать копье, его немедленно убивали. 

Один европеец как-то спросил Томи-оми (будущему Камехамехе I), почему он не отменит этот обычай и каждый год подвергает свою жизнь большой опасности. 
«Я столь же искусно умею ловить копье, - с гордостью ответил он, - сколь самый искуснейший из моих воинов умеет бросать его, а потому мне нечего опасаться».

Камехамеха 1


ВОЖДИ, ЖРЕЦЫ и система ТАБУ


Организующим началом всей общественной жизни Гавайев была система сакральных запретов, табу (по-гавайски — kapu). Через эту систему производилось отчуждение продуктов труда макааинана в пользу правящего класса. 

Права и собственность вождей были священны: их гарантировали боги, наделявшие благородных гавайцев своими магическими сверхъестественными способностями — маной. 
Самой большой маной владел верховный вождь; вся земля считалась его собственностью, он обладал неограниченной властью над жизнью и смертью своих подданных, он мог накладывать любые табу — всеми его действиями руководили всемогущие боги. Таким образом, нарушение установлении верховного правителя означало сопротивление воле богов, и в этом случае общество предпочитало незамедлительно наказать провинившегося, не дожидаясь небесной кары - таких как неурожаи, ураганы, цунами, землетрясения и потоки раскаленной лавы. 

Несмотря на несовершенные орудия труда, экономика гавайского общества была довольно эффективной и сочеталась с относительно высоким уровнем социального развития. Поэтому современные исследователи признают справедливой оценку первых посетивших острова европейцев, называвших гавайских верховных вождей королями. 
До объединения Гавайцев под властью Камехамеха I существовало четыре таких мини-королевства, по одному на каждом из больших островов (Кауаи, Оаху, Мауи, Гавайи). Эти государства враждовали между собой, и границы их были подвижны: часто добивалась независимости восточная часть Мауи, но иногда ее захватывали правители острова Гавайи, Молокаи попадал в зависимость от Оаху. 



Глава каждого такого государства назывался алии-нуи («великий алии»), или мои. Владения алии-нуи подразделялись на округа (моку). Небольшие острова образовывали отдельные моку, более крупные делились на несколько. Моку подразделялись на калана, калана — на аху-пуаа. 
Мельчайшей территориальной единицей было или, которое обычно составляло земельный надел одной большесемейной общины макааинана и тянулось узкой полосой от гористой части острова к побережью и далее до окаймлявших прибрежные воды коралловых рифов. У каждого или были свои лесные угодья, свои поля, своя территория рыбных промыслов. Распределением материальных благ и всей жизнью большесемейной общины руководил глава ее старшей ветви. 

Налоги
Правитель более крупной административной единицы облагал нижестоящих правителей натуральным налогом, по гавайской терминологии, он «ел» подвластную землю: правитель моку, например, назывался алии-аи-моку («алии, который ест моку»). 
Кроме ежегодных налогов макааинана обязаны были каждый пятый день трудиться на главу своего аху-пуаа, алии-нуи мог привлечь их на любые работы на неограниченный срок. 
Но эксплуатация не была особенно жестокой, слишком требовательный алии рисковал остаться без доходов, поскольку макааинана имели право в любой момент покинуть своего правителя и получить надел у другого :) (весьма демократично!). 

Организация власти
Вся земля считалась собственностью алии-нуи, и каждый из них, приходя к власти, распределял ее между подданными по-своему. Алии-нуи обладал довольно большим штатом приближенных. Первым придворным был калаи-моку — «разделитель земель». Он был главным советником алии-нуи в мирное и военное время, он проводил в жизнь разделение территории между подвластными правителями, следил за состоянием обработки земель, ирригационными работами, рыбными прудами. В XVIII веке непосредственно ему подчинялся большой штат канохики, наблюдавших за ведением хозяйства в подвластных им аху-пуаа и собиравших там налоги. 
За точным соблюдением всех табу со стороны светской власти наблюдал иламуку. 

Важную роль при дворе играл и прорицатель (каула). 
Все придворные должности, вплоть до массажиста и хранителя королевских экскрементов, считались очень почетными, и занимать их могли только алии. 

Духовенство (жрецы)
Духовным владыкой был главный жрец, кахуна-нуи. 
У жрецов существовала своя иерархия, две верхние ступеньки ее занимали служители бога войны Ку и земледельческого бога Лоно. 
Самый низший ранг имели кахуны, занимавшиеся вредоносной магией (!). 

Но вообще, официальной науке о традиционной гавайской религии и ее служителях известно гораздо меньше, чем о повседневной жизни гавайского общества. Многие сведения были утрачены задолго до того, как интерес к древней культуре возродился, и священные тайны умерли вместе с кахунами. И желающим узнать больше стоит обращаться к ныне живущим кахуна, в том числе кахуна хула (мастера-учителя танца хула). Ну, и читать книги гавайских шаманов и их учеников :)) - кое-что мы потихоньку выкладываем в соотв.разделе нашего сайта.


Духовная власть была сильнее светской; и если между ними возникал конфликт, это означало, что какая-то из сторон утратила расположение богов. Побеждало обычно жречество: оно было ближе к богам, обладало большей маной, его табу были весомее. 

Гавайские святилища (хеиау) заметно различались по назначению. 

Любой гаваец мог построить собственное хеиау, чтобы молиться семейным богам-покровителям. Небольшие временные святилища строились земледельцами для вызывания дождя, на побережье было много алтарей, посвященных богу рыбаков Ку-ула-каи. 

Самые большие хеиау, называвшиеся луакини, посвящались могущественному богу войны Ку-нуи-акеа. Их мог строить только алии-нуи, консультируясь с верховным жрецом, решавшим, следует ли реконструировать старый храм или выбирать место для нового. 
Только в луакини делались человеческие жертвоприношения (!). 

Наиболее важные хеиау обносились каменной стеной в человеческий рост, за ней находились изображения богов, многоступенчатая пирамида лана-нуу, с которой велось богослужение, усыпальница хале-поки, где хранились кости знати, и другие сооружения. Перед посещением хеиау необходимо было соблюдать ряд пищевых запретов и других табу. 

Женщины в хеиау не допускались. Они молились богине-прародительнице Папе в специальном помещении хале-о-Папа. Им запрещалось также употреблять в пищу кокосовые орехи, свинину, курятину, черепаховое мясо и некоторые виды рыбы. В остальном положение женщины было довольно свободным. 

Приход к власти жреца Паао (1125г) - это особое время, поворотная веха в истории островов - т.к. по сути впервые честолюбие встало превыше интересов общины и многие прежде священные моменты были упразднены. Изменилась по сути иерархия ценностей гавайцев - хоть и не в той еще степени, как после прихода европейцев. 

Именно с приходом на Гавайи Паао появляются человеческие жертвы и начинаются межостровные войны, и первостепенное место в общинах занимают две вещи: социальный ранг и свод капу (табу). 



Даже самый удачливый воин, дабы поддержать свой ранг, обычно искал себе жену в среде более высокопоставленных вождей. По этой причине женщины занимали сравнительно высокое положение в обществе, что так или иначе отразилось в мифах. Девушка из семьи высокого ранга находится под строгим надзором, как в «Лаиэ-и-ка-ваи», так как в отличие от других девушек должна хранить девственность, чтобы найти себе достойного мужа. 

В полинезийской общине жрец являлся тем, что мы называем профессионалом, Мастером. Помимо проведения религиозных церемоний в его обязанности входят консультации с богами по вопросам управления, разгадывание предзнаменований, занятие медициной, сохранение в памяти родословных вождей и древних сказаний; он часто выступает как восхвалитель вождя и защитник его интересов. Все это в его власти, пока его вдохновляет бог, который через него говорит с людьми.

по материалам послесловия к "Сказанию о Лаиэ-ка-вай"
и книги М.Стингла "Очарованные Гавайи"


 


Комментариев нет:

Отправить комментарий